Опыт не пропьёшь, но жизнь запросто

27 апреля 2019 года возвращались мы из Симферополя в Москву. Что мы делали в Симферополе, это — тема для оттдельного поста, но пока писать я его даже не планирую, а сегодня хочу написать про замечательную авиакомпанию «Уральские авиалинии».
Вообще, авиакомпания по рейтингам очень неплохая. Например, у «Уральцев» не было ни одной авиакатастрофы с середины 90-х годов, парк самолётов, в основном, относительно новый, но вот после полёта рейсом U6 2842 27 апреля у меня таки появилось несколько вопросов к этой авиакомпании.
Кто главный в самолёте? Правильно, командир воздушного судна, он же КВС, он же первый пилот. Именно он принимает решение на вылет, именно он принимает решение совершать посадку, или «уходить» на запасной аэродром, или уходить на второй круг в случае непосадочного положения воздушного судна. Непосадочное положение, это, когда на высоте принятия решения экипаж понимает, что самолёт не сможет безопасно сесть на взлётно-посадочную полосу и остаётся только одно: уход на второй круг.
Наш пилот умудрился возбудить во мне некую задумчивость, а так же размышления о бренности всего живого, при этом я никогда не отличался аэрофобией, скорее наоборот: летать я люблю и считаю самолёт безопасным, удобным и быстрым транспортным средством.
Когда перед взлётом КВС обратился к пассажиром с, так сказать приветственным словом, делал он это очень интересно: весёлый и слегка заплетающийся голос. Так говорит человек, который некоторое время назад выпил некую дозу крепких спиртных напитков. Во всяком случае у меня голос становится таким после принятия внутрь грамм 400 коньяка, или водки. Деваться было уже некуда: двери были закрыты, трап отошёл, оставались секунды до начала руления да и, в конце концов, домой лететь то было надо.
Взлёт, набор высоты, полёт на эшелоне и снижение в аэропорт Домодедово прошли совершенно обычно. Разве только в Московской зоне была умеренная болтанка и в облаках подкидывало. Посадка же вообще была безупречной: лёгкое касание, постепенное включение реверса тяги, практически неощущаемое торможение с минимальными перегрузками и, наконец, полная остановка самолёта. Правда, после этого нас отбуксировали на стоянку, но тут, возможно, пилот и не виноват. Вполне возможно, что рядом находилось много самолётов и пилот просто не мог рулить, чтобы не «сдуть» газовой струёй, например, лёгкий самолёт, или даже трап.
Но, когда пилот обратился к пассажирам ещё раз, лично я вообще не понял, что он хотел сказать. Язык совершенно заплетался и слов разобрать было почти невозможно. Полное ощущение, что за время полёта пилота хорошенько развезло и к посадке он был уже совершенно пьян.
Я знаю, что перед полётом пилоты проходят медицинскую комиссию, которая допускает, или не допускает экипаж к полёту. Эта самая комиссия проверяет пилотов и на алкоголь, но… Сами ведь понимаете, что свинья грязи найдёт и, если человек захочет выпить, то он найдёт способ это сделать.
Остаётся только радоваться, что практически всем в самолёте управляет автоматика, а второй пилот, видимо, в этом рейсе не пил, ну, или же брутальные Уральцы летают надёжно в любом состоянии, даже в сильно изменённом. Не зря же, в конце концов, говорят: «умение не пропьёшь». Так что, не смотря на этот пост, летайте самолётом, это быстро, надёжно и удобно, а тех, кто пугает вас описанием авиакатастроф, просто не слушайте… Вернее так: слушайте, но помните, что вероятность того, что именно вы попадёте в авиакатастрофу пренебрежимо мала. В мире ежедневно находятся в воздухе десятки тысяч самолётов и все они приземмляются практически в 100 процентов случаев.

Опубликовано yuniks

Самый злобный человек на земле

Оставьте комментарий



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *