Как Нижегородцы Кавказ покоряли, часть четвёртая

Это четвёртая часть описания Кавказских похождений неутомимых Нижегородцев. Предыдущие части: раз, два и три.

Часть 4
8 октября

Кто Домбая не видал, на Кавказе не бывал

Слышали ли вы когда-нибудь фразу, вынесенную в эпиграф к сегодняшней части? А мы вот слышали и решили, что на Кавказе мы всё-таки побываем и Домбай повидаем.
Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Выяснилось, что Домбаев то много. Домбай это и горнолыжный курорт, и курортный посёлок, и горная территория, и даже подвид зубра. Совсем невероятно, но аул в Омской области тоже называется Домбай.
Вряд ли поговорка из эпиграфа относится к курортному посёлку, или аулу в Омской области. Мы тоже так подумали и, проснувшись в половине седьмого утра отправились в горы в компании немного привыкшей к нам Нины Александровны и водителя Алексея. По дороге Нина Александровна щедро угощала нас туристической информацией, а некоторые угостились ещё и лепёшками, но главным событием этого дня, разумеется, были горы, та самая горная территория Домбай.

Домба́й (Домбайская Поляна) — горная территория в Карачаево-Черкесии в бассейне Теберды на Северном Кавказе (Россия).
Южная граница Домбая — Главный Кавказский хребет. Высшая точка — вершина Домбай-Ёльген (Домбай-Ульген, карач.-балк. убитый зубр) высотой 4046 метров.
Соединение трёх главных ущелий: Алибека, Аманауза и Домбай-Ёльгена — образует естественный центр территории — живописную Домбайскую поляну, лежащую на высоте 1630—1650 метров над уровнем моря.
Домбай — не административное понятие, и границы его не имеют строго межевого обозначения. Это современное, хотя и восходящее к традиции, название верховьев реки Теберды — крупного притока Кубани, объединяющее несколько горных ущелий, берущих начало от Главного Кавказского хребта.
Слово «Домбай» по-карачаевски означает «зубр». Когда-то в домбайских лесах бродили целые стада могучих великанов. Название самой высокой горы в этом районе Домбай-Ёльген, на языке исконных жителей этих мест, карачаевцев, означает «убитый зубр». Существует и другая версия, согласно которой Домбайская поляна была названа в честь охотника по имени Домбай, который, преследуя туров, убил зверя, но не удержался, упал с высокой горы в пропасть и разбился. Слово «Домбай» по-осетински означает «лев».

Только не кидайтесь в меня яйцами и помидорами за то, что я вставил в своё описание отрывок из Википедии! Просто хотелось, чтобы те, кто на Кавказе не бывал и Домбая не видал имели представление об этой территории. Можно, разумеется, было написать всё и своими словами, но лень — это не только мать всех пороков, но и, как известно, двигатель прогресса.
На Домбае есть, что посмотреть. С некоторых вершин Домбая в ясную погоду можно увидеть знаменитый Эльбрус и даже чёрное море. Любители воды могут искупаться в озёрах с кристально чистой водой и посмотреть на водопады, которых на Домбае несколько, как больших, так и маленьких. Поздней весной, летом и ранней осенью можно совершить путешествие сквозь времена года, прокатившись на канатной дороге в зиму и обратно. Такое путешествие совершили и мы.

Изначально планировалось, что наш подъём будет состоять из двух канатных дорог: вагончика с закрывающимися дверями и кресельной канатной дороги с двухместными креслами, однако, как известно, человек предполагает, а Домбай располагает.
По приезду выяснилось, что на всём Домбае нет электричества, а это значит, что новая навороченная канатная дорога не работает и, если мы хотим покорить Домбай, нам придётся подниматься только на кресельных канатных дорогах, работающих от дизель-генератора. Думаю, что до этого дня пользоваться кресельными канатными дорогами доводилось далеко не всем. Кульминацией праздника стало ещё и то, что первая канатная дорога была одноместной, то есть садишься в кресло и едешь в гордом одиночестве, наедине со своими мыслями и страхами.
Конечно, ничего страшного: сел в кресло, как на стульчик, и езжай, однако, не всё так просто. Канатная дорога постоянно движется и кресла не останавливаются. Садиться надо так:

  • Войти в зону посадки;
  • Дождаться, когда подъедет кресло;
  • Быстро сесть в него, в противном случае кресло может больно пнуть под зад;
  • опустить страховочную скобу, которая препятствует вываливанию пассажира из кресла, попутно являясь ещё и подставкой для ног.

После этого можно расслабиться и насладиться поездкой. Особо впечатлительным при этом смотреть вниз крайне не рекомендуется. Высоты в некоторых местах доходили до 50 — 100 метров над уровнем склона, во всяком случае, так показалось на мой практически незрячий глаз.
При боязни высоты рекомендуют закрывать глаза, а в отдельных случаях и ушы. В случае с канатной дорогой, по которой поднимались мы, это, к сожалению, не поможет. Кресло порой довольно сильно потряхивает в местах, где стыкуются канаты, при этом, если глаза будут закрыты и уши, к примеру, заткнуты наушниками, невозможно будет увидеть, или услышать приближающийся стык.
Очень весело, если такая канатная дорога остановится, а, поскольку день у нас не задался с самого начала, лепёшек не всем хватило, света на Домбае нет, то и канатка, разумеется, остановилась. Не очень на долго, но всё-таки остановилась. Замечательное ощущение, когда кресло, до этого бодро катившееся по направляющему канату, вдруг замедлило ход и, наконец, встало. Только ветер гудел канатами и слегка разворачивал кресло, а под ногами между тем пустота. Не могу описать ощущений других, потому, как ехал на кресле в гордом одиночестве, но, думаю, повисание на канате добавило веселья, особенно тем, кто и так боялся ехать на канатной дороге.
Висели мы совсем не долго, может быть полминуты, после чего снова поехали и через несколько минут подкатили к станции.
Напомню, что канатка у станции не останавливается и даже не притормаживает, как, к примеру, это делает канатная дорога в Нижнем Новгороде, так что слезать с кресла нужно быстро и энергично, иначе поедешь назад. При подъезде к станции нужно было делать примерно так:

  • Откинуть скобу, предназначенную для безопасности, лучше это делать за несколько десятков метров до станции, с первого раза может и не получиться;
  • Когда кресло приедет на станцию спрыгнуть с него вперёд и в сторону, чтобы не попасть под кресло и не получить чувствительный удар.

Выпрыгивать лучше вперёд и вправо, так мы гарантированно покидаем радиус движения кресел. Если же выпрыгнуть вперёд и влево, придётся всё равно выходить из этого воображаемого круга, при этом при отсутствии зрения есть неиллюзорная вероятность встретиться с креслом. Ваша инерция, сложенная с инерцией кресла может стать причиной серьёзных травм.

С физикой, очевидно, были знакомы и работники канатной дороги, они помогали нам усаживаться в кресло, правильно встать, предупреждали, когда кресло наподходе, когда надо откидывать скобу, когда надо прыгать. Без их помощи поездка на канатной дороге стала бы по-настоящему опасной.

Со второй канаткой дело пошло значительно легче из-за того, что она была двухместная, ну и опыт, как говорится, великое дело. После первой канатки народ начал осваивать технологию поездки, а наличие рядом второго человека позволило боязливым почувствовать себя увереннее.
Повторение — мать учения и с целью закрепления пройденного на двух канатках материала, а так же наилучшей усвояемости технологии поездки народ был благополучно погружен на третью двухместную канатную дорогу. Освобождение по возрасту получили только двое, которые, в силу оного возраста ни в каком повторении пройденного не нуждаются, они сами кого хочешь чему хочешь научат!
Освоившись с канаткой, самые отчаянные пошли на четвёртую канатную дорогу, чтобы подняться на высоту чуть более трёх тысяч метров. На четвёртой канатке нас ждал сюрприз: отсутствие страховочных скоб на креслах. Вместо скоб и подставок под ноги только цепочка, примерно такая, какими пристёгиваются на старых советских аттракционах. Ноги, при этом, разумеется, весело болтаются в пустоте. Было бы просто замечательно, если бы при поездке на такой канатке у кого-нибудь слетел бы ботинок. Его бы никто и никогда не нашёл. Собственно, нас изначально предупредили, чтобы убирали подальше разные телефоны и прочие ценности. Если, мол, что-то упадёт, то никто искать не будет. Воистину: что упало, то пропало!
К счастью, обошлось без потерянных ботинков и телефонов, хотя особо экстремальные товарищи и провоцировали Домбайских богов, снимая поездку на телефон, но вот ветер на последнем участке был знатный. Задувало как будто бы со всех сторон, ветер проникал под одежду, ощутимо покачивал кресло, скрипели от напряжения тросы канатной дороги, но мы все равно продвигались вперёд, хоть и очень медленно.
На высоте 3000 метров, к сожалению, мы пробыли недолго. Видимо всё-таки мы сильно обидели великого бога Домбая, и он бесцеремонно изгнал нас туда, откуда мы приехали, сильнейшим ветром, но в царстве зимы побывать успели, походить по снегу тоже, а так же подойти к краю пропасти, правда далеко не все.
Спускаясь с четвёртого уровня на третий, мы медленно превращались в куски льда. Немели руки, мёрзли щёки и кончик носа, ветер свистел в складках одежды… Неудивительно, что по прибытию на третий уровень часть группы немедленно пошла отогреваться глинтвейном, а наиболее сознательная часть группы отправилась на канатке ниже на второй уровень, где и был запланирован наш обед, однако, без глинтвейна у них так же не обошлось.

После ветра на трёх тысячах метров и быстрого перебегания со станции на станцию на третьем уровне обед оказался особенно кстати. Глинтвейн растёкся по телу приятным теплом, а Шурпа, Лагман, Хычины и Люля-кебаб утолили голод.
После вкусного обеда по закону Архимеда, чтобы жиром не заплыть полагается… Стоп-стоп-стоп. Мы не пропагандируем вредные привычки, хотя наши курильщики, разумеется, и выкурили по сигаретке после обеда. Речь идёт всего лишь о том, чтобы погрузиться на последнюю одноместную канатку и спуститься вниз. После четырёх подъёмов вверх и трёх спусков вниз последняя поездка не запомнилась вообще ни чем и ни у кого не вызвала трудностей. Воистину: повторение — мать учения!

Внизу мы слегка потерялись. Часть группы пошла в одну сторону, а другая часть вместе с экскурсоводом в другую. Выручили нас надетые наушники аудиогида. Когда экскурсовод поняла, что происходит, она, как озабоченная мамочка, начала созывать своих многочисленных детишек, и детишки, о чудо, откликнулись на зов и вернулись из странствий по рынку, на котором некоторые успели купить сувениры и грецкие орехи.

Собравшись, мы нашли наш автобус и направились назад в Ессентуки, заехав по дороге в термальный источник «Жемчужина Кавказа«, в котором почти все и искупались. Да, источник, да, тёплая водичка, да, на улице холодно, но всё это ничто в сравнении с красотами Домбая, поверьте мне.

Подъезжая к Ессентукам, думаю, многие из нас думали, что поговорка, вынесенная в эпиграф сегодняшнего описания, всё-таки права. Так что, если будете на Кавказе, обязательно загляните на Домбай, ведь, кто Домбая не видал, на Кавказе не бывал!

Продолжение следует

Опубликовано yuniks

Самый злобный человек на земле

Оставьте комментарий



Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *